Как работает ревность с научной точки зрения

Ревность — неудобное чувство. Страдающий испытывает боль и неловкость, особенно если на вечеринке его партнерша внезапно решает показать стриптиз на шесте. Но для чего-то это переживание нам понадобилось. У ученых, к счастью, есть некоторые предположения на сей счет. А заодно они могут объяснить, почему женщины все время беспокоятся об «эмоциональной неверности», а мужчинам важнважнее, «было или не было».


(Статья не содержит описания легальных способов устранить соперника, как, впрочем, и нелегальных.)

Это все дико, например


Человечество прошло долгий путь: если наши первобытные пращуры стучали товарищу по темечку примитивными каменными орудиями, то сейчас мы делаем совместные селфи, даже если нам не очень симпатичен партнер по кадру. Развивалась культура, наука, люди сочиняли симфонии, печатали шедевры: «Билль о правах», «Братьев Карамазовых» и «Гарри Поттера», — ученые строили концепции человека, фантазировали на тему «ревности к пенису», проникали в тайны нейробиологии, запускали в космос чучелко астронавта в кабриолете… Но кое-что осталось вечным и нерушимым. Если вбить в поисковик «новости, из ревности», вам выпадет то же, что выпало бы десять тысяч лет назад, будь тогда интернет: «В Кургане мужчина задушил жену из ревности», «Житель Уфы из ревности зарезал девушку», «Убийство на почве ревности в Воронеже» и еще примерно 13 млн результатов. Хотя Воронежа в те далекие времена люди не знали, упомянутое чувство было им хорошо известно. Можно даже не трогать Библию, в которой приревновавшие братья берут в руку камень и действуют таким манером, будто вознамерились попасть на страницы желтой газеты, — а вспомнить хоть бы мифологических небожителей.

Верховная древнегреческая богиня Гера ведет себя как гопница на сельской дискотеке.

Выяснив, что Зевс прелюбодействовал с прекрасной жрицей Ио, Гера обрушивает гнев не на него, а на соперницу — создает гигантского овода, который гонит несчастную (обращенную в белую корову) аж до Египта. Она как бы говорит Ио: «Ну, корова, выйдем, что ль?»

То есть, несмотря на общий прогресс нашей цивилизации, ситуация с ревностью остается довольно первобытной. И если корни переживания находятся в нашей биологии, почему ученые до сих пор не создали волшебной таблетки для начинающих отелл и отеллиц, или, лучше сказать, отеллочек? Мы попробуем опереться на науку и осмотреться. Возможно, когда-нибудь удастся изобрести рецепты более действенные, чем тот, что предлагает психология, — доверительные беседы с партнером. Ведь неизвестно, с чего начинаются те события, которые заканчиваются новостями о поножовщине, — возможно, как раз с доверительной беседы на тему «С кем это ты переписываешься?».



Зверское чувство


Драмы из-за ревности знакомы представителям животного мира, некоторым видам птиц, слонам и приматам. Ученые Калифорнийского университета привыкли не только фотографироваться с обезьянками, но и проводить с ними эксперименты. На этот раз подопытными стали медные прыгуны (Callicebus cupreus), которые славятся тем, что образуют моногамные союзы. В одну клетку исследователи помещали самку, к ней подсаживали симпатичного прыгуна. А в другой клетке — напротив — волновался обезьяний «супруг».

Как только становилось понятно, что «жена» на воле не дождется, покинутый самец выгибал спину, размахивал хвостом и причмокивал губами.Получив результаты анализов, ученые увидели картину, похожую на ту, что наблюдается в случае сильного социального стресса: происходил выброс гормонов кортизола и тестостерона. А нейробиологические измерения выявили возбуждение в участках мозга, которые и у человека начинают работать с небывалой силой в болезненных в социальном плане ситуациях. В то же время у ревнующего примата снижалась активность миндалины. К слову, у нас она отвечает за появление печали и страха, так что вполне закономерно, что во время припадка ревности мы можем ничего не бояться, испытывать боль и бороться со стрессом.



Зачем все это нужно?

Было бы удобно убрать ревность и, пока жена в соседней клетке знакомится с новым соседом, преспокойно себе читать ленту друзей, без всех этих экстравагантных выходок с причмокиванием и выгибанием спины. Однако свой эволюционный смысл в ревности, тем не менее, есть.

Всё те же калифорнийские мучители обезьян в ходе исследования сделали интересное наблюдение: у обиженного примата, кроме прочего, отмечалась повышенная активность в правой латеральной перегородке мозга. Возможно, нам этот факт ничего не скажет, а вот ученые считают, что указанная зона страшно важна для сохранения пар у обезьян.

То есть ревность — это своего рода негативное подкрепление для моногамии.Будь с этой обезьянкой, как бы сообщает нам организм, — а не то станет очень и очень больно. Пока нет точных данных, одни подозрения, но, возможно, правая латеральная перегородка мозга слишком активно работает у ребят, которые делают предложения, встав на одно колено в супермаркете, или занимают очередь в ЗАГС, чтобы Мендельсон прозвучал поскорее.

Ревность добавляет в отношения соли — некоторым кажется, что так вкуснее.


Разошлись в поле

.В каком случае вы расстроитесь больше: обнаружив, что партнер пережил сексуальное приключение, правда не запомнил с кем, или узнав, что он был верен вам физически, но тайно сохнет по офисному секретарю? Согласно исследованиям, мальчики и девочки волнуются по разным причинам: женщинам гораздо важнее эмоциональная верность — да-да, это значит, что обернуться вон на то платье с открытой спиной — нанести горькую обиду. Для мужчины повороты головы его дамы не столь болезненны, а вот притаившийся в шкафу голый незнакомец, действительно, расстраивает. У этого факта (не факта голого в шкафу, а факта половых различий) есть вполне рациональное объяснение в нашей репродуктивной истории.

Парню, который отправился с копьем за добычей, очень важно, чтобы, вернувшись, он принес еду именно своим детям, родным потомкам, которые вырастут, станут такими же большими и мускулистыми и примутся распространять его гены.

Заботиться о чужом потомстве мужчине не очень выгодно. Женщина же, в отличие от него, всегда уверена, что дети ей не чужие. И не так уж важно, от какого отца вон тот сынок с необыкновенно курчавыми волосами. Зато страшно оказаться с кучей маленьких ртов без поддержки кого-то, кто по утрам хватает копье и отправляется по магазинам. Поэтому у женщин превалирует эмоциональная ревность: пусть он ни на кого больше не смотрит, никуда не оборачивается и скучает в командировке.

В традиционных культурах некоторые любопытные обычаи обусловлены этим нашим биологическим, генным интересом. В книге Стивена Пинкера «Чистый лист. Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня» рассказывается о двух типах семейного устройства в общинных социумах. В одном случае мужчины живут в отцовской семье и поддерживают свою жену и своих детей, в другом — в материнской и помогают исключительно собственным сестрам, племянникам и племянницам. Второй тип можно обнаружить в тех обществах, где мужчины проводят много времени вдали от дома. То есть они не могут с уверенностью утверждать, что малыши, которых жена назвала в честь подолгу отсутствующего супруга, именно их дети. Зато племянники, потомство сестры, гарантированно их кровь, биологическая родня, даже если не сразу понятно, кто с кем спит. Так что тут мужчины, не закатывая ревнивых истерик, инвестируют в тех детей, которые точно-преточно несут часть их генов.


В интересах овуляции

Все, что связано с любовью, в культуре овеяно особым, поэтическим ореолом. Сонеты, соловьи и терзания от ревности — классический набор. Здесь муки человека, чей партнер не к месту улыбается кому-то другому, представляются как атрибут особенно глубоких чувств. Мы привыкли эмпатически относиться к подобным вещам. Вот она получила письмо от другого, принц сжал кулаки и скрежещет зубами — ах, бедняжка! Ревность не разрушительный психоз, не странная причуда, а трогательное несчастье.

Однако в науке нет места сонетам — так и рубят ученые по розами опять сводят всё если не к обезьянкам, то к менструальному циклу. Например, исследования, проведенные в Университете Ливерпуля, доказывают, что ревность парней в гетеросексуальных отношениях (включая и принца с розовым кустом) сильно зависит от фазы цикла их партнерши.

В целом картина такая: чем ближе овуляция, тем более нервно бойфренд будет отгонять других желающих исполнить сонеты под окном башни его дамы.

Другое исследование связывает склонность надоедать партнеру вопросами а-ля «Почему у тебя на воротничке отпечаток усов?» с ростом человека. Высокие мужчины, оказывается, гораздо реже ревнуют своих девушек, чем их низкорослые друзья. Психологи снова объясняют это странное положение вещей репродуктивным успехом, который неизбежно ждал бы баскетболистов в менее благополучные времена нашей цивилизации. А среди женщин самыми неревнивыми оказались леди среднего роста — отчего-то они чувствуют себя наиболее спокойно.




Здесь и далее выделения автора

Пока мы не знаем, как нужно вести себя, когда обуяла ревность. Здесь у каждого своя программа действий: кто-то пытается взломать фейсбучную страничку партнера, кто-то ползает с лупой по салону чужой машины, некоторые решают посвятить ближайшие месяцы депрессии и алкоголизму. А китайские ученые нашли еще один эффект ревности, делающий наш мир если не лучше, то гораздо наряднее и интереснее.

Оказывается, ревнующие люди склонны покупать гораздо более броские и даже вычурные вещи (в том числе предметы одежды), чем обычно.

Странные принты на футболках, идиотской формы кресло, грузовичок с аэрографией в виде лисички — все это, уверены китайские ученые, легко объяснить! Так человек, который боится потерять благосклонность партнера, привлекает к себе внимание.

В экспериментах психологи просили людей выбрать себе аксессуары для выхода в свет. Те участники, которые испытывали ревность, готовы были нацепить экстравагантные очки даже на официальные мероприятия вроде рабочего приема.

Во всяком случае, теперь становится понятно, почему ваш коллега носит пальто такой странной формы. Значит, есть надежда, что мир в целом познаваем.


  • Источник: Журнал «Нож»
    Инна Прибора